Дмитрий Беляев (maoist) wrote,
Дмитрий Беляев
maoist

Categories:

Критические заметки о коллапсе майя у Даймонда

Данный текст не представляет собой полного и окончательного анализа главы книги Джареда Даймонда «Коллапс», посвященной майя. Это скорее набросок будущего анализа, а также некоторые собственные мысли по поводу коллапса классической культуры майя.

(Использовалось АСТовское издание «Коллапса» 2008 г., серия «Philosophy»).

Описание Даймондом общества майя классического периода

Естественно, все начинается с системы жизнеобеспечения. При всей разумности замечаний про ограниченность майяского земледелия (начиная со с. 212), утверждение про «невысокую продуктивность сельского хозяйства майя» (с. 215-216) не выдерживает никакой критики. Сельское хозяйство было вполне продуктивным, что подтверждает высокая плотность населения (о которой, собственно, сам Даймонд пишет выше, на с. 213).

Обоснование преобладания у майя низменностей номовых государств («города-государства») недостатками коммуникационной системы (с. 216) из той же области. Нельзя сказать, что этот фактор не играл никакой роли, но он не был настолько определяющим как то представляет Даймонд. В Месопотамии III тыс. до н.э. было и колесо и тягловые животные, но региональное государство не начинает формироваться до Саргона Аккадского.

Про социально-политическую организацию майя написано очень плохо, на уровне 1980-х годов. Видно, что Даймонд не консультировался с новейшее литературой. Конечно, у майя были царства с населением 25-50 тыс. человек, но основные были гораздо больше. К тому же сложная иерархия («священные цари» - мелкие цари – наместники) настолько запутывает ситуацию, что отличить идеализированную картину иероглифических текстов от реальной ситуации довольно сложно. И всяко этим занимаются вовсе не археологи, а эпиграфисты, читающие надписи.

Про малые, менее квадратной мили, города майя это вообще полнейшая чушь. Например, Чикнаб (городище Калакмуль), столица канульских царей в VII-VIII вв., имел площадь 22 кв. км (хорошо прослеживается, поскольку с севера и запада он ограничен большим сезонным болотом-бахо Эль-Лаберинто, а с юга и востока искусственно соединенными каналами и протоками. Население составляло 25-30 тыс. человек. Водой город обеспечивала гидравлическая система из 13 резервуаров общей вместимостью 197558 тыс. литров. Про чикнабский рынок я уже в свое время писал. Другие крупные города – Йашкукуль (Тикаль), Хушвица (Караколь), а на Северном Юкатане - Тихо (Ц’ибильчальтун), Исамаль, Чунчукмиль. Последний особо примечателен, поскольку представляет собой чисто торговый город, построенный в абсолютно неподходящей для земледелия зоне, площадью около 20 кв. км. Заявление, что «хранение продуктовых запасов и торговля заботили властителей куда меньше, чем в Древней Греции и Месопотамии» особенно веселит в контексте существования, например, такого города как Дос-Пилас (древнее название «Озеро Водяного Змея»). 71 га, 492 видимых здания, практически полное отсутствие приусадебных участков, домохозяйства в 10 м одно от другого, земледельческой округи нет. Эти 3-4 тыс. человек наверное питались святым духом?

«Краткое изложении истории майя» (начиная со с. 217) повествует о многом, но не об истории майя как таковой. В качестве примера взят Хушвитик (Копан) – интересный, плотно заселенный, но периферийный город майя в бассейне р. Мотагуа. Он, конечно, хорошо изучен археологически, да и исторически тоже неплохо, но образцом никак служить не может.

Мысли о политических циклах у майя тоже в принципе разумны, но опять-таки приведенные примеры ошибочны. Тикальское «поражение в войне с Караколем и Калакмулем» в 562 г. на самом деле к Хушвица (Караколю) никакого отношения не имело, за исключением того, что известие о нем было записано на алтаре 21 из этого города. Однако, как показал С. Мартин, надпись говорит, что «священный царь Кукуля» был повержен «повелением Ут-Чаналя, священного царя Кануля». То есть на самом деле речь идет о победе канульской династии, после которой она установила свою власть почти над всей областью низменностей. Держава эта просуществовала в панмайяском варианте до 695-700 гг. и окончательно рухнула к середине VIII в. Хушвица же и его правители - «священные люди К’анту» - были вассалами каломте из Кануля. Но Даймонд про существование майяских держав не подозревает в принципе, равно как и о теотиуаканском завоевании в 378 г., когда царства майя были включены в панмезоамериканскую империю.

Астекская империя, которую Даймонд сравнивает с майя, на самом деле типологически та же раннегосударственная империя, что и майяские державы V-VIII вв. Она состояла из таких же (или же меньших) номовых государств, как и майяские, хотя ее размеры и уровень политической сложности были, конечно же, больше.

Коллапс майя: факторы Даймонда и реальность

Теперь перейдем собственно к коллапсу.

1. Демографический фактор. Быстрый рост населения в VIII в. действительно имел место, особенно во второй половине столетия. Например в сельских районах в Белизе были заняты все земли, даже скудные почвы на склонах холмов. Выделившиеся семьи не успевали разрастаться до больших семей, и появилась масса небольших деревень из малосемейных домохозяйств.

2. Экологический фактор. Основан прежде всего на копанских материалах. Последние исследования в долине Копана показали, что старая экологическая модель «рост населения – вырубка лесов – эрозия почв» сильно упрощена. Более долгие и достоверные колонки донных отложений из долины Копана показывают, что в действительности лесной покров в V-Х вв. увеличился, а не сократился. В этой связи все рассуждения об эрозии, нехватке земли, конфликтах между крестьянами и кризисе легитимности царской династии ни на чем не основаны. Царский дворец в Копане вовсе не был сожжен восставшими крестьянами, а похоже сгорел в пожаре в результате землетрясения.

The “fact” that the Copan Maya destroyed their environment in the Late Classic period has been accepted by many scholars in a range of disciplines, and theories of societal collapse have been rewritten to reflect this assumption. Nevertheless, the evidence presented here suggests that Copan cannot be used as a case study to demonstrate that deforestation was an important factor in the collapse of the ancient Maya cities. At the close of the city’s Classic period, the hills above Copan were more densely forested than when the Maya first built their polity center. The collapse of the ancient Maya cities may have numerous causes in common, but deforestation was not among them.

(Cameron L. McNeil, David A. Burney, and Lida Pigott Burney
Evidence disputing deforestation as the cause for the collapse of the ancient Maya polity of Copan, Honduras. PNAS, January 19, 2010. Vol. 107, no. 3: 1017-1022
)

Даты, которые приводит Даймонд для постколлапсного Копана (850-975), сильно омоложены. Оны основаны на методе анализа гидратации обсидиана и были давно подвергнуты критике.

3. Войны. Войны несомненно сыграли важную роль в падении классического общества майя. Так Йокибское царство (городище Пьедрас-Неграс) было уничтожено своим соседом Пачаном (Йашчилан) в 808 г. Однако сам Пачан ненадолго пережил эту победу и вскоре был захвачен неизвестным противником. Но с другой стороны войны VI-VII вв., которые вели цари Кануля, были не менее масштабны, а охваченная ими территория была куда больше. Тем не менее, это не привело к коллапсу. Лакамху (городище Паленке) в конце VI – начале VII вв. сжигали дважды, но она вновь возродилась.

4. Климатический фактор. С климатом тоже не все понятно. Согласно палеоклиматическим данным, на начало IХ в. пришелся пик сильнейшей засухи. Однако проблема состоит в том, что сильнее всего засуха ударила по Северному Юкатану, а меньше всего ее последствия должны были сказаться на западе, в бассейне Усумасинты (это крупнейшая водная артерия области майя). Между тем именно западные царства исчезли первыми (начало IХ в.), а северные государства просуществовали до ХI-ХII вв. Чич’ен-Ица вообще испытывает расцвет в Х – первой половине ХI вв.

Анализируя общую модель (с. 232-234), можно сделать вывод, что безусловно имел место первый фактор – рост населения. Но вот второй фактор (сведение лесов и эрозия почв) похоже историографический фантом. Третий фактор – постоянные войны – имел место, но непонятно почему именно в начале IХ в. он стал определяющим. И, наконец, с засухой тоже не все ясно.

Самое главное, что у Даймонда вообще не упоминается такой важнейший фактор большого количества всех известных нам исторических коллапсов как чужеземные вторжения. Между тем долгое время в майянистике «вторжение тольтеков» (позднее «путунов») была одной из доминирующих гипотез. Важность этого фактора активно поддерживал и поддерживает В.И. Гуляев (см. например: Гуляев В.И. Майя: Закат великой цивилизации // Природа. 1987, №6. С. 54-64).

В 1990-е годы популярность гипотезы вторжения упала, но в последнее время появились новые свидетельства, что в коллапсе южных государств участвовали чужеземцы. Это и широкое распространение с начала IХ в. керамики, происходящей с побережья Мексиканского залива, и изображения чужих богов и воинов, и прямые упоминания неких «западных» людей в надписях. Беда правда в том, что эти самые чужеземцы почему-то появляются вовсе не с запада, а из К’анвицналя (городище Уканаль) – одного из восточных городов майя. Как они туда попали было непонятно. Однако недавно в частной коллекции всплыл обломок надписи, в которой говорится о прибытии в какое-то майяское государство (ранее неизвестный Хобон или Нохоб) «чужеземного повелителя» еще в 758 г. (!) и последовавшей за тем войне. Судя по стилю надписи, дело происходит где-то в бассейне р. Пасьон, то есть не так далеко от К’анвицналя.

Можно нарисовать следующий очень гипотетический сценарий. В 758 г. некий чужеземный династ (откуда-то с побережья Мексиканского залива) появляется на юге области майя. Здесь он воюет-воюет и закрепляется. В конце VIII в. возрождающаяся династия Хушвица воюет с К’анвицналем и для этого привлекает чужеземцев. Папамалиль, претендующий на древний титул «западный повелитель» поступает на службу к царям Хушвица, одерживает победу и получает во владение К’анвицналь, где один из его преемников правит до 849 г. Сам Папамалиль вскоре переселяется в Накум, который испытывает быстрый взлет и превращается в один из крупнейших городов IХ в. Другие «западные повелители» упоминаются между 830 и 889 гг. в Вашактуне, Ишлу, Химбале.

Еще одна группа «западников», тоже по происхождению к’анвицнальская, в 830 г. захватывает власть в Сейбале, где создает новую синкретическую идеологию и иконографию и правит минимум до 889 г. Похоже, что на фоне ослабления старых царских династий чужеземцы становятся активной политической силой, хотя окончательно об их роли в коллапсе можно будет судить после дальнейшей работы с поздними надписями.

Впрочем, неудивительно, что ничего этого у Даймонда нет – он экологический детерминист. Что ему всякие исторические сюжеты с вторжениями и т.п. – он же ищет популяционные и экологические объяснения.
Tags: археология, история, книги, майя, эпиграфика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →