February 5th, 2016

Леон де Рони (1837-1914): официальный портрет

Поскольку истории из истории дешифровки письменности майя вызвали у читателей большой интерес, то вот новый сюжет.

Человеком, который ближе всего подошел к дешифровке письма майя до Кнорозова был Леон де Рони. Меня эта фигура всегда завораживала - кавалер Ордена Почетного Легиона, кавалер шведского Ордена Полярной Звезды, кавалер японского Ордена Восходящего Солнца, великий офицер иранского Ордена Льва и Солнца, румынского Королевского Ордена, Ордена Изабеллы, Католической королевы Испании, венесуэльского Ордена Освободителя, почетный профессор Школы восточных языков в Париже, почетный член Административного совета Колониальной школы, один из основателей Общества этнографии, Всемирного конгресса востоковедов, Всемирного конгресса американистов и прочая, прочая, прочая.



Леон Луи Люсьен Пруноль де Рони (5 апреля 1837 – 28 августа 1914) был классическим академическим ученым. Он занимался восточными языками и письменностями, работал переводчиком во время визита первой японской дипломатической миссии во Францию, издал первое на французском языке описание японского языка. Именно прекрасное владение японской и китайской иероглификой дало ему возможность приблизиться к разгадке иероглифов майя.
Используя аналогии с египетской иероглификой, Леон де Рони предположил, что в письме майя были идеограммы, фонетические знаки и детерминативы. Используя данные Диего де Ланды и материал кодексов, исследователь определил идеограммы (логограммы) CHAK, SAK, ’EK’, K’AN, YAX, а также смог установить значение четырёх иероглифов «сторон света» (la-K’IN «восток», chi-K’IN «запад», XAMAN «север» и NOHOL «юг»). Для того, чтобы добиться подобных результатов, он разработал метод анализа параллельных текстов.

На основании анализа иероглифов la-K’IN «восток» и chi-K’IN «запад», а также знака KAB Леон де Рони показал, что в некоторых случаях идеограммы использовались как фонетические знаки. Леон де Рони был первым, кто показал возможность слоговой записи в майяской письменности. Используя «алфавит Ланды», он прочел в кодексах слово kutz «индюк». От этого оставался всего один шаг до полноценного чтения текстов "по-кнорозовски".

Хотя работы Леона де Рони были высоко оценены такими специалистами по древним письменностям, как Масперо, Лепсиус и Макс Мюллер, они не получили такого взрывного развития. Французская школа продолжала существовать в лице учеников Леона де Рони, прежде всего Жоржа Райно, в впоследствии Жана Женэ, однако полноценной дешифровки так и не произошло.