June 2nd, 2020

Идеологическое развитие колоний Новой Англии в XVII веке (Глеб Александров, 27.02.2020)

Целая серия докладов, сделанных на Американском семинаре МАЭ, ИЭА и СПбИИ РАН в феврале - мае этого года, посвящена колониальной истории Северной Америки. Я про это пишу мало, ибо не специалист, тем более приятно поделиться выступлениями специалистов.

27 февраля на заседании в Москве с докладом «Terra Nulius, право собственности и цивилизованность: идеологическое развитие колоний Новой Англии в XVII веке» выступил Глеб Александров (Международный центр антропологии НИУ ВШЭ).

Аннотация доклада

Доклад посвящен идейному и идеологическому развитию колоний Новой Англии в XVII веке. Политическая, культурная и социальная жизнь колоний неизбежно отличается от жизни метрополии. В колониальном контексте возникают новые социальные институты, новые хозяйственные практики и новые идеи. Привычные для метрополии понятия, концепции и взгляды меняются, причем важную роль в этих изменениях играет соседство с коренным населением колонизируемого региона, как контакты с конкретными культурами, так и сам по себе факт близкого соприкосновения с культурным «другим». Впоследствии колониальный опыт может, в свою очередь, влиять на политическое, культурное и идеологическое развитие метрополии («колониальный бумеранг»).

В случае колоний Новой Англии важнейшие идеологические «нововведения» касались представлений о праве собственности на землю и идеи цивилизованности (civility). Возникшее в колониях как оправдание территориальной экспансии понимание права собственности было впоследствии унаследовано (усилиями Джона Локка) Британской колониальной идеологией и использовалось для оправдания экспансии империи в других регионах. Понимание цивилизованности, заметно отличающееся от концепций, характерных для Европы, также сыграло свою роль в формировании идеологии Британской империи. В докладе рассматривается эволюция этих идей в ключевой для истории Новой Англии период относительной автономности колоний, когда влияние на них метрополии было, по сравнению со следующими десятилетиями, минимальным.

Collapse )

"Туземная святость" в иезуитском миссионерском дискурсе в Новой Франции (А. Федин, 3.05.2020)

В продолжение темы колониальной истории Северной Америки 3 мая на онлайн-заседании Американского семинара МАЭ, ИЭА и СПбИИ РАН с докладом «"Туземная святость" в иезуитском миссионерском дискурсе в Новой Франции XVII – первой половины XVIII в.» выступил доктор исторических наук Андрей Федин (Брянский госуниверситет).

Аннотация доклада:

По мере знакомства с туземным миром Северной Америки и успехов в его христианизации, французские иезуитские миссионеры избавлялись от априорных установок относительно духовных качеств «дикарей». Первоначальные низкие оценки моральных характеристик американского индейца уже к середине XVII в. были заменены противоположными, подчеркивающими его благородство и духовный потенциал. Но главным условием этой трансформации стало, прежде всего, принятие христианской веры. Более того, среди миссионеров постепенно стало формироваться представление об индейцах как о носителях большего морального и интеллектуального потенциала, чем анемичная, потерявшая веру Европа. Действительно, на глазах иезуитских отцов вырастала новая церковь, чистая от всех ересей и схизм, воплотившая не только контрреформационные идеалы, но где-то, в самих своих основах, выходящая далеко за их рамки, ближе по духу и формам к церкви времен апостола Павла. В этом контексте и формируется идея о том, что обращенный «дикарь» может быть святым, хотя концепция туземной святости окончательно оформилась в иезуитском миссионерском дискурсе лишь к началу XVIII столетия, когда было опубликовано житие ирокезской святой Катрин Текаквиты.

Официальное признание феномена «индейской святости» к началу XVIII в. (хотя бы в рамках иезуитского ордена), стало завершением долгой тенденции в колониальной агиографии Новой Франции: образ Другого, «благородного дикаря» расширился, включив в себя те знаки святости, которые до этого были лишь прерогативой европейского миссионера. Возможно, «духовное» уравнивание туземца и европейца отражало как степень христианизации аборигенного населения, так и эволюцию представлений иезуитов о роли и месте неевропейских народов в мировой истории.

Collapse )