Дмитрий Беляев (maoist) wrote,
Дмитрий Беляев
maoist

Categories:

О происхождении Мадридского кодекса майя или "Сверхъестественное" по-юкатански, часть 1

Раз уж речь зашла о Мадридском кодексе, то немного свежей информации о его истории. Это самая большая из сохранившихся рукописей майя (56 листов, 112 страниц). В то же время давно понятно, что это самая поздняя из всех рукописей. В начале 1990-х годов во время одного из семинаров в Остине (Техас) любительница культуры майя Ранда Мархенке обнаружила, что на первой / 56-й (пустой) странице вроде бы проглядывают латинские буквы.

Она про это поведала специалистам, которые поначалу восприняли это с недоверием. Недоверие это в какой-то мере было обосновано, поскольку Ранда женщина весьма своеобразная. Когда я с ней познакомился на одной из Европейских конференций майянистов в начале 2000-х, это была совершенно улетная бабулька, которая везде ходила в трениках и кедах, а в случае дождя надевала прозрачный полиэтиленовый дождевик и шапочку для душа на голову. Но тут ее наблюдение оказалось верным: в майяскую бумагу действительно был вставлен кусок европейской.


Страница 56 Мадридского кодекса

Впервые про это написал еще Фердинанд Андерс в 1967 году, когда публиковал кодекс в Граце, но на его наблюдение странным образом никто внимания не обратил. Покойный Майкл Ко решил, что вставка европейского листа - подтверждение тому, что кодекс датируется XVI веком и происходит из Тайясаля (это государство майя пережило Конкисту и было завоевано лишь в 1697 г.).


Фрагмент текста латиницей

Однако скрупулезная работа Джона Чучьяка позволила идентифицировать европейский фрагмент и текст на нем как «Буллу о крестовом походе» конца XVI - начала XVII века. Известно, что такие буллы активно продавались индейцам майя на колониальном Юкатане в рамках программы рационализации христианизации (типа самоокупаемое миссионерство). По имеющимся данным, между 1594 и 1625 гг. индейцам было продано около 2,4 млн. булл. Отличный был бизнес. И именно эта история позволила Джону выяснить, откуда же на самом деле происходит кодекс.

Палеографический анализ сохранившихся строк и сравнение с известными нам почерками позволил уверенно сказать, что они были написаны рукой нотария Грегорио де Агиляра, писавшего такого рода буллы на Юкатане между 1598 и 1603 гг. И что не менее важно – Грегорио был кузеном Педро Санчеса де Агиляра, викария и церковного судьи в Чансеноте и комиссара инквизиции, автора знаменитого текста «О почитателях идолов…». Этот персонаж у меня в ЖЖ уже как-то упоминался, но пришла пора рассказать о нем поподробнее.

Педро Санчес де Агиляр – один из первых местных церковных деятелей Юкатана. Он родился 10 апреля 1555 г. в Вальядолиде (древнем Саки) и был внуком одного из конкистадоров, завоевавших полуостров вместе с Франсиско Монтехо-младшим. Он выучил язык майя под кураторством Гаспара Антонио Шив, потомка одной из важнейших правящих династий Юкатана (и одного из информаторов Диего де Ланды). В 1580 г. он отправился для обучения в Мехико, в Колегиум Сан-Идельфонсо, в 1588 г. получил степень лиценциата искусств, а в 1591 – лиценциата канонического права. Вернувшись на Юкатан, он служил приходским священником в различных индейских городах и селениях, а позднее стал деканом кафедрального собора в Мериде.

В 1601 г. Санчес де Агиляр при поддержке епископа Хуана де Искьердо подал жалобу на францисканский орден, настаивая на том, чтобы отобрать у них и передать юкатанскому клиру по крайней мере 8 приходов. В 1602 г. епископ отправил его в Испанию для поиска поддержки против францисканцев. Там он в университете Бурго де Осма защитил диссертацию и вернулся на Юкатан уже доктором богословия. Его тут же назначили его главным викарием городов Кампече и Вальядолид, а также районов Косумель, Сотута, Йашкаба и Пето. Фактически Санчес де Агиляр был правой рукой епископа, а после его смерти 17 ноября 1602 г. на некоторое время стал местоблюстителем епископской кафедры.

По-видимому, именно в ход процесса против францисканцев Санчес де Агиляр и решил обратиться к детальному изучению практик христианизации, которые находились в руках могущественного ордена, и их последствий. Ему надо было найти какие-то недостатки, чтобы использовать их против оппонентов. И недостатков неожиданно вскрылось выше крыши, благодаря чему мы теперь и располагаем многими сведениями о сохранении майя своих традиционных верований в начале XVII века, да и Мадридским кодексом.
Tags: Мексика, история, майя, религия, эпиграфика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments