Дмитрий Беляев (maoist) wrote,
Дмитрий Беляев
maoist

Categories:

О происхождении Мадридского кодекса майя или "Сверхъестественное" по-юкатански, часть 3

Продолжаем историю героической борьбы братьев Винчестеров кузенов Педро Санчеса де Агиляра и Грегорио де Агиляра с идолопоклонниками на Юкатане в начале XVII века. В это раз нашим героям пришла пора столкнуться с почитателями Баала и Астарота.

В 1605 г. кузены, опираясь на отряды капитана дона Хуана Чана и его трех сыновей Фелипе, Франсиско и Бальтасара, начали новую кампанию против идолопоклонников. В деревне Тивиц им удалось захватить более 30 семей вероотступников, а также поймать некоего Алонсо Пота, сбежавшего годов ранее из селения Эк-Балам (видимо, это был какой-то важный персонаж, может из общинной верхушки). Всех пленников поселили близ Чансеноте и стали строго следить, чтобы они не сбежали вновь. При этом постоянно выплывали какие-то феерические подробности. Например, викарию сообщили, что в селении Кехак есть пещера, битком набитая идолами, а расположена она … недалеко от церкви, в коей, как сам викарий патетически восклицает в своем сочинении «Против почитателей идолов…»: «я, смиренный священник отправлял службы и, входя в Святое Место, произносил речи о преступлениях и грехах народа, которому я доверял, там, где овцы мои отреклись от истинного Господа, источника воды живой, поклоняясь Астароту и Баалу». Прям так и представляешь юкатанских майя, которые отправляют жертвы Астароту и Баалу.

Всех грешников викарий приказал арестовать, но 18 из них сбежало в лес, а вернуть удалось только четверых. В Кехаке был устроен показательный процесс над вероотступниками, которых подвергли порке и прочим наказаниям и заставили принять участие в уничтожении идолов. На них также наложили штрафы и трудовые повинности в пользу церкви. «Кто жалеет розги, тот губит индейца» явно было девизом доктора богословия. Общее же число сселенных в 1605 г. викарий оценивал в 150 душ.

Успехи Санчеса де Агиляра дали епископу основания 11 января 1606 г. подтвердить его лицензию на борьбу с идолопоклонством и редукцию индейцев.

Лицензия-1606.jpg
Текст второй лицензии Педро Санчеса де Агиляра на редукцию и преследование идолопоклонников (11 января 1606) (Главный Архив Индий, фонд Аудиенсии Мехико, дело 292)

В том же году епископ лично нанес в Чансеноте визит, посмотрел на возвращенных в лоно христианства майя и убедился в действенности политики своего коллеги. По этому поводу тот был назначен главным викарием всей церковной провинции Вальядолид. Таким образом, в его руках оказалось церковное правосудие во всей восточной части полуострова.

Оставив Чансеноте на своего кузена Грегорио, доктор ринулся воевать с вероотступниками на всей подведомственной территории. Первым делом были арестованы идолопоклонники в деревне Тисок, среди которых оказались великий колдун и майяский жрец. Потом руки дошли до селений Йалкоба, Чемаш и Тикуче. В следующем году операции распространились и в округу Тисимина (где, казалось бы, стараниями францисканцев все майя были давно христианизированы). Впоследствии он оценивал общее число жертв своих расследований и наказаний в 4000 человек.

В Тисимине Санчес де Агиляр узнал, что местные жители, которые отправляются ловить рыбу на карибское побережье (в район Чавакха), этим обязательно приносят дары и жертвы (включающие свечи, серебряные монеты и кусочки жада – драгоценного метариала для древних майя). Делали они это в древних храмах, расположенных по всему побережью и формально заброшенных. Доктор велел их все разрушить, но при этом честно признался, что не знает, было ли это выполнено (судя по более поздним сведениям, нет).

Параллельно не прекращались экспедиции и в Чансеноте. В ходе одной из них в 1607 г. в руки властей попало множество идолов из дерева и камня (причем в деле опять оказались замешанными майяские помощники на службах). Идолопоклонников вновь оказались под сотню. Виновных подвергли суровым наказаниям, однако конфискат на этот раз не уничтожили, а сохранили, чтобы продемонстрировать епископу, собиравшемуся в свой второй пасторальный визит. В том же году сладкая парочка навестила городок П’оле (ныне всемирно известный карибский курорт Шкарет), где также обнаружили множество глиняных идолов.


Расспросный лист Педро Санчеса де Агиляра о его экомендеро дона Педро Мальен-и-Наваррете о заслугах Педро Санчеса де Агиляра от 10 декабря 1608 г., страница 3 (Главный Архив Индий, фонд Аудиенсии Мехико, дело 292)

Но самое главное - по итогам экспедиции в Кехаке и П'оле в руках доктора, помимо "более двадцати идолов" оказалось целых три "книги о язычестве и идолопоклонстве, написанных на коре дерева, с фигурами демонов, которых они почитали" (в другом месте он называет их "книги с их древними письменами [и] с фигурами демонов, которых они почитали", а также "книги с письменами, написанными на коре деревьев, [и] с фигурами демонов"). Без всяких сомнений имеются в виду иероглифические рукописи, содержавшие как тексты ("их древние письмена"), так и изображения ("фигуры демонов, которых они почитали").

Напоминаю, что дело происходит через 45 лет после того, как злодейский мракобес Диего де Ланда типа уничтожил "все иероглифические рукописи майя".  Как же достала эта дурацкая байка.


Страницы 39-41 Мадридского кодекса, посвященные охотничьим ритуалам
Tags: Мексика, история, майя, религия, эпиграфика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments