Дмитрий Беляев (maoist) wrote,
Дмитрий Беляев
maoist

Categories:

О происхождении Мадридского кодекса майя или "Сверхъестественное" по-юкатански, часть 5

Мы подошли к концу рассказа о происхождении Мадридского кодекса майя.

Итак, конфискованные нашим героем, доктором богословия Педро Санчесом де Агиляром изображения богов и предков майя были публично уничтожены. А что же произошло с тремя книгами, захваченными в ходе операции в Кехаке и П’оле?

Показания свидетелей деяний Санчеса де Агиляра, записанные в начале декабря 1608 года, сообщают, что перед аутодафе викарий представил их губернатору вместе с "идолами" как доказательство своих заслуг идолов. Джон Чучьяк полагает, что две из них происходили из района Чансеноте – Кехака, а третья – из П’оле / Шкарета.


Рукописи майя (записанные иероглифами и латиницей), конфискованные церковными властями на Юкатане в первой половине XVII в. Операции Педро Санчеса де Агиляра отмечены особо (основано на карте Дж. Чучьяка)

Почему же рукописи не были уничтожены на аутодафе в Тисимине вместе с идолами? Судьба всех трех кодексов точно неизвестна, но похоже, что одну забрал с собой губернатор, одна была отослана епископу, а третья осталась в руках неистового викария. Чучьяк совершенно логично указывает, что это могло произойти именно из-за ее уникальности, поскольку майя подлатали священный текст, вставив в него буллу о крестовом походе, о которой речь шла в первой части. Согласно письму брата Франсиско де Торральва из францисканского ордена, датированному 13 февраля 1607 года, в идолопоклонстве в Кехаке были уличены майяский капельмейстер (maestro de capilla) и еще один местный помощник (maestro de doctrina). Вероятно, именно они и использовали святую буллу в порочных целях. В распоряжениях, рассылаемых Педро Санчесом де Агиляром по Юкатану после 1608 года, когда он стал верховным комиссаром инквизиции, специально обращается внимание на то, что майя используют буллы в своих языческих ритуалах.

Вообще первое упоминание об этом содержится в инструктивном письме, направленном викарием 22 апреля 1607 года священнику Алонсо де Луна: "мы приказываем ... чтобы все папские буллы … они должны хранить с великим почтением, как того требуют эти святые буллы ... и вы должны указать им, что они не должны ни разрывать их, ни рисовать, ни писать на них, ни использовать их для чего-либо еще ...". Такое яркое описание для чего могли майя использовать буллы, несомненно, основано на непосредственном наблюдении этой практики.

А с чего, собственно, майя стали использовать папские буллы для починки иероглифических рукописей и прочих ритуальных целей? Тут логика очевидна: вам за большие деньги продают какие-то непонятные бумажки. Люди, знающие испанский, говорят, что это священные писания какого-то великого верховного жреца, живущего за морем и отдающего приказы всем христианам. Христианские священники настаивают, что это не просто бумажки, а сакральные. Значит, лучше всего соединить священные письмена испанцев и майя, и тем увеличить их сакральную силу. Например, известно, что некоторые майя оборачивали в папские буллы своих "идолов".

Впоследствии Санчес де Агиляр неоднократно возвращался к теме нецелевого использования майя католических святынь на Юкатане, в частности, упоминая эту практику в своем сочинении "Против почитателей идолов...", составленном между 1613 и 1615 годами.


Титульная страница издания "Против почитателей идолов..." Санчеса де Агиляра 1639 года

В 1618 году он отправился в Испанию и повез с собой множество документов, подтверждающих его заслуги в истреблении язычества. Чучьяк отмечает, что в реестре Совета по делам Индий существует запись о встрече викария с королем Филиппом III по поводу идолопоклонства индейцев и использования ими в ритуалах папских булл. Судя по всему, одним из таких документов, представленных в Совет по делам Индий, и был Мадридский кодекс. Впоследствии диковинку, очевидно, кто-то похитил из архива совета и разделил на две части. Одна из них досталась испанскому аристократу и коллекционеру дону Хуану де Тро-и-Ортолано де ла Рейна (1814-1875), а вторая была куплена в Эстремадуре неким мадридцем Хуаном Паласьосом. В 1867 году он безуспешно пытался продать ее, но в итоге она досталась коллекционеру Хосе Игнасио Миро, а в 1872 году была приобретена Археологическим музеем Мадрида.

Так что майянистике в конечном счете от инквизиционных деяний кузенов де Агиляров сплошная польза.
Tags: Мексика, история, майя, религия, эпиграфика
Subscribe

  • Третья волна уже вовсю

    У меня во второй половине мая переболели коронавирусом родители (привились Спутником в марте) и сестра (привилась Спутником в январе, как только в…

  • Шаг налево, шаг направо, шаг вперед и два назад...

    А вот и опять длинные выходные в Москве. Сергей Собянин продлил выходные в Москве, чтобы приостановить рост заболеваемости COVID-19

  • 500 лет назад было все то же самое...

    Мексиканский коллега Мемо Кантун, бывший сотрудник Центра имени Кнорозова на Юкатане, в фейсбук-сообществе "Мезоамериканские мемы" сделал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments