Дмитрий Беляев (maoist) wrote,
Дмитрий Беляев
maoist

Categories:

Заметки на полях историографии: французский кубинец Альберто Рус и его шурин Тони Гитерас

Альберто Рус Луилье (1906-1979), пожалуй, является одним из самых известных в истории мексиканских археологов. Ведь именно он в 1952 г. открыл в Паленке знаменитую царскую гробницу в Храме Надписей. Это доказало, что пирамиды майя были царскими усыпальницами.


Одна из самых известных фотографий в истории археологии ХХ века. 20 июня 1952 г.

При этом Рус на самом деле никакой не мексиканец. Точнее, он натурализованный мексиканец.

По отцовской линии семья Руса происходит с Кубы. Еще его дед в 1869 г., после начала Освободительной войны, эмигрировал в Париж. Именно там в 1906 г. родился будущий великий мексиканский археолог.  Его мать была француженкой, поэтому по молодости Альберто, видимо, вообще не говорил по-испански. Он окончил школу, а потом учился в Парижской школе коммерции. На Кубу он впервые приехал в 1925 или 1926 г., чтобы заняться сахарным бизнесом. Семья надеялась, что ему удастся вернуть принадлежавшие им до 1869 г. земли, но особого успеха он не добился. Альберто поступил в Гаванский университет учиться на агронома и инженера сахарной промышленности. В университете он знакомится со своей будущей женой Каликстой.

Это все вполне известная часть биографии Альберто Руса. А вот менее известная широкой публике.

Рус приехал на Кубу, когда ей правил генерал Херардо Мачадо (1925-1933). И в Гаване включился в жизнь студенчества и вскоре втянулся в антиправительственную борьбу. А главным фактором, по-видимому, была жена. Дело в том, что Каликста Гитерас Олмес (точнее, конечно, Холмс / Holmes, но в Латинской Америке все читают так) (1905-1988) была сестрой Антонио Гитераса Олмеса (1906-1935).

"Еще одна политическая линия была связана с именем Антонио Гитераса Олмеса (1906-1935), яркой фигуры нового поколения  латиноамериканских борцов за подлинную независимость своих стран, сформировавшегося в 20-е — начале 30-х годов.

Начав свою политическую деятельность в 1927 г. в студенческом движении, Гитерас в августе 1931 г. принял участие в вооруженном выступлении, организованном партией Националистического союза. Затем последовали поражение, четырехмесячное тюремное заключение и новая попытка вступить в борьбу с диктатурой. Видимо убедившись, что лидерами «националистов» движет только уязвленное самолюбие, он искал свой собственный путь свержения Мачадо.

В 1932 г. Гитерас написал Манифест-программу, весьма далекую от тех идей, которые станут характерны для него в 1934— 1935 гг. Однако и в этом документе, олицетворявшем своего рода переходный этап в его становлении, было довольно радикальное определение «революции» как обновления всех ценностей и всех институтов, а не простой замены людей. В апреле 1932 г. он предпринимает новую вооруженную акцию в провинции Орьенте. Предполагалась одновременная атака воинских казарм в Сантьяго-де-Куба, Сан-Луисе, Канесе, Виктория-де-лас-Тунасе и бомбардировка казармы Монкада с самолета гражданской авиации. В целом эта акция не удалась, но уже сама дерзость замысла и его размах свидетельствовали о масштабности личности Гитераса
" (Ларин Е.А. Политическая история Кубы ХХ века. М., 2007. С. 64).


Антонио Гитераc в 1930-е гг. (фото из Wikidata)

Вот такой был у Руса шурин! Его звездный час наступил в августе - сентябре 1933 г. Всеобщая забастовка 12 августа 1933 г., которую поддержали военные, заставила президента Мачадо подать в отставку.


Части, перешедщие на сторону протестантов, 12 августа 1933 г.


Солдаты, верные президенту Мачадо, 12 августа 1933 г.

А 4 сентября произошел "Мятеж сержантов", свергший временного президента Карлоса Сеспедеса.


Армейские части перед казармой Монкада, 4 сентября 1933 г.

Напомню, что возглавляли это мятеж сержант Пабло Родригес — лидер движения, сержанты Педраса, Лопес Мигойа, ефрейтор А. Эчеварина и рядовые Альфонсо Эрнандес, Р. Крус Видаль и Эстевес. А еще в нем был сержант Фульхенсио Батиста - будущий диктатор.


Батиста на военной базе Коломбия 8 сентября 1933 г. Какой мощный козырек у фуражки!

Сержантская хунта учредила новое правительство во главе с Рамоном Грау.


Президент Р. Грау и лидеры "Мятежа сержантов" (1933)

В новом правительстве Антонио Гитерас возглавил Министерство внутренних дел. Причем он и Батиста играли фактически ключевые роли и поначалу были основными союзниками, а потом - главными противниками. В историографии это называется "странным союзом между военными и студентами".


Ключевые игроки "Правительства 100 дней". Гитерас в центре, Батиста слева от него

Батисту, кстати, тут же сделали полковником и он оперативно провел "чистку старого генералитета и высшего офицерства и назначив вместо них 527 своих ставленников из рядового и сержантского состава".


Полковник Батиста, 1933 или 1934 г.

Рус с женой всего этого не знали, потому что находились в изгнании в Париже. Вернулись они в сентябре 1933 г. и Альберто был назначен в министерстве своего шурина директором департамента муниципальных дел.

Правительство Грау было первым, пытавшимся выстраивать независимую политику. Знаменитая история про инаугурацию 10 сентября: когда  президент выступал перед гаванцами на площади перед президентским дворцом, ему сообщили, что звонят из американской столицы. И  президент публично заявил: "Скажите Вашингтону, пусть подождет, я сейчас говорю с народом Кубы".

"правительство благодаря прежде всего инициативам А. Гитераса провело за столь короткий срок ряд радикальных реформ и декретов, противоречивших интересам американского капитала: был осуществлен правительственный контроль над некоторыми электростанциями и  сентралями Кубино-американской сахарной компании; снижены на 40—50 % расценки Кубинской электрической компании, контролировавшейся американским бизнесом; смещен американец Т. Чэдборн с поста председателя Сахарной экспортной корпорации на Кубе; конфискованы земли, принадлежавшие активным мачадистам; прекращены платежи США по займам Мачадо; отменена Конституция 1901 г., включая "поправку Платта".

В интересах широких народных масс были приняты важные законы: повышен более чем вдвое минимум заработной платы на плантациях  сахарного тростника; введен 8-часовой рабочий день, принято одно из самых прогрессивных в Западном полушарии рабочее законодательство, возвращена автономия Гаванскому университету; снижены цены на товары первой необходимости; кубинцы получили предпочтение перед иностранцами при найме на работу. Главный девиз правительства Грау Сан-Мартина «Куба для кубинцев» определил отношение к нему Белого дома: оно так и не было признано" (Ларин Е.А. Политическая история Кубы ХХ века. М., 2007. С. 68-69).

Какую роль в этих реформах играла работа Альберто Руса мы не знаем, но скорее всего немалую. Ведь именно его департамент отвечал он за социальную сферу и политику в области культуры.

При этом кубинские коммунисты той эпохи категорически не считали Гитераса "своим". Как пишет Л.С. Хейфец, "Компартией он рассматривался как враг революции на протяжении всей его Деятельности в качестве министра и даже потом, после падения «правительства 100 дней». Его реальные дела — радикальная деятельность по борьбе с интервенционистским империализмом и внутренней  реакцией, акции против американских монополий — в расчет не принимались. Все попытки Гитераса установить сотрудничество с партией и Национальной рабочей конфедерацией Кубы (CNOC) наталкивались на стену. Предложения создать вооруженные подразделения с участием коммунистов, предоставить членам КПК посты в полиции отвергались с порога. Предлагавшиеся Гитерасом переговоры о союзе не состоялась: исполнявший обязанности генсека КПК Исидро Фигероа просто не пришел на встречу с министром".

Недовольные национальным правительством США стали налаживать активные контакты с Батистой. Еще осенью 1933 г. посол США сообщал: «Я сказал Батисте, что, на мой взгляд, он является единственным человеком, представляющим сегодня власть на Кубе». 14 января 1934 г. американский посол сообщил в Белый дом, что надо срочно принимать меры, иначе Батиста "может переметнуться к левым".

"антагонизм между Ф. Батистой и А. Гитерасом достиг своего апогея. По приказу последнего была национализирована Кубинская электрокомпания, контрольный пакет акций которой принадлежал американцам. И тогда Батиста, опираясь на силу штыка, объявил правительство Грау Сан-Мартина вне закона, а через несколько дней «привел к присяге» К. Мендиэту" (Ларин Е.А. Политическая история Кубы ХХ века. М., 2007. С. 71).

Свержение правительства привело к тому, что Гитерас переходит на нелегальное положение и создает революционную организацию "Молодая Куба", которая начала вооруженную борьбу.

"Открытое выступление правительства против легальных форм борьбы вызвало волну террористических актов сторонников Грау и Менокаля и партизанские выступления организации «Молодая Куба», созданной в начале 1934 г. Гитерасом. 16 июня 1934 г. на Мендиэту было совершено покушение. Бомба, взорвавшаяся на военно-морской базе во время пребывания там президента, унесла жизни четырех человек; сам Мендиэта отделался лишь легким ранением в руку ..." (Ларин Е.А. Политическая история Кубы ХХ века. М., 2007. С. 75)

Но это все цветочки. Гитерас предлагает соратникам по "Молодой Кубе" похитить какого-нибудь миллионера и заставить заплатить выкуп. Жертвой становится бугамопромышленник Эутимио Фалья. После удачного похищения в феврале 1935 г. деньги (300 тысяч долларов песо) переводятся за рубеж.

Гитерас вместе со своими сподвижниками и союзниками из профсоюзов также занимается организацией всеобщей стачки, которая началась 11 марта 1935 г. В ответ на это президент объявил военное положение, а 13 марта вводит  в Гавану войска. В тюрьмы попадают более 5000 забастовщиков, идут погромы в офисах профсоюзов. Даже "Нью Йорк Таймс" называет эти действия "фашистскими". Альберто Рус и его жена также оказываются в тюрьме.

После разгрома забастовки Гитерас решает покинуть Кубу, чтобы накопить силы для будущей борьбы. Они готовятся отплыть на яхте из заброшенного форта Эль-Морильо в провинции Матансас, поэтому он договаривается с капитаном Кармело Гонсалесом, возглавлявшим пограничную и таможенную службу Матансас о свободном отплытии. Однако Гонсалес сдает замысел Гитераса правительству. Батиста направляет на встречу с Гитерасом полковника Игнасио Галиндеса, который должен предложить пламенному революционеру пост в правительстве в обмен на отказ от борьбы. На встрече 6 мая Антонио категорически отказывается, и готовится к побегу.

8 мая отряд правительственных войск атакует Гитераса и его небольшую группу. В ожесточенном бою в Эль-Морильо Гитерас и венесуэлец Карлос Апонте были убиты, остальным членам отряда удалось скрыться.

Так закончился жизненный путь ключевой фигуры неудавшейся Кубинской революции 1930-х.

По сути дела Антонио Гитерас - это случайно погибший Фидель Кастро. Если бы не его смерть в 1935 г., то похоже, что радикальные реформы на Кубе начались бы на пару десятилетий раньше.

"Потому что революция была для него словно лихорадка, будоражившая воображение. И поэтому он ужасно бредил, у него были прекрасные фантазии и чудесные мечты, которые он не мог реализовать. Он был словно человек, который хочет осуществить только что увиденное во сне. Охваченный лихорадкой, он пытался сделать все. И сделал больше, чем тысячи людей. И он обладал тайной верой в окончательную победу. Он излучал тепло. Он, словно магнит, притягивал людей, и люди чувствовали притяжение к нему. Он казался им таинственным, но ему нельзя было сопротивляться; эти молчаливые решения, это строгое воображение были подчинены одному — революции. У него были и недостатки. В день страшного суда он бы не получил прощения. Он был человеком революции. Он вовсе не был совершенным," - так оценивал Гитераса журналист Пабло де ла Торрьенте Брау.

А Че Гевара называл Гитераса "самым чистым примером предшественника борцов с империализмом и первым кубинским партизаном".

Между прочим, Батиста в своих мемуарах тоже вспоминает о "своем друге по 1933 г., революционере и идеалисте, с более или менее радикальными идеями, которые я не разделял, но за которыми я всегда признавал честность целей и храбрость". А в гибели Антонио обвиняет бывшего президента Рамона Грау, который его якобы ненавидел и подставил: "своими эгоизмом и безответственностью побудившего его к этому отчаянному поступку, в результате которого в столкновении с силами охраны порядка погибли он и один из его товарищей…".

Причем похоже, что будущий диктатор действительно так считал. По крайней мере он решил не уничтожить семью погибшего противника полностью. Каликсте, ее матери и мужу было предложено покинуть Кубу. Они отправились в Мексику. И тут начинается карьера будущего великого археолога.


Альберто Рус со штуковой маской из погребения в Храме Надпсией. 1950-е гг.


Альберто Рус на склоне лет, 1970-е гг.
Tags: Латинская Америка, Мексика, археология, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments