Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Вот так и рождаются нездоровые сенсации

Вечерние выпуски новостных сайтов заполнены сенсационной новостью - "Лингвиста Максима Кронгауза уволили из РГГУ". Про это уже кто только не написал - и Медуза, и Лента.Ру, и Знак, и "Эхо Москвы" и даже "Комсомольская правда" отметилась. Источником стала запись самого профессора в Фэйсбуке. Поскольку в последние годы наше руководство периодически предпринимает какие-то неожиданные действия (можно впомнить, например, как наших уважаемых профессоров-консультантов поувольняли), то я обратился к первоисточнику, дабы понять, что у нас опять такого. И посреди хора интеллектуалов, проклинающих РГГУ вместе с его администрацией, обнаружил комментарий нынешнего директора Института лингвистики (который сам Максим Анисимович возглавлял более десятилетия, с 2000 по 2013 г.) Игоря Исаева.

Как выясняется, никто никого не увольнял. Просто в настоящее время Максим Анисимович работает по основному месту работы в НИУ ВШЭ, возглавляя там Научно-учебную лабораторию лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик. 30 июня 2018 г. у него, как и у всех совместителей заканчивается трудовой договор. В соответствии с трудовым законодательством РФ, наше Управление кадров и прислало ему за 2 месяца уведомление о том, что контракт заканчивается и что он будет уволен. У нас этой процедуре подвергается большая часть совместителей уже несколько лет.

По какой-то непонятной причине Максим Анисимович не был выдвинут на очередной конкурс. Причем поскольку он сам же является заведующим кафедрой русского языка, то этим процессом он сам и должен был руководить. Что произошло неясно, но судя по призывам Игоря Исаева сдать наконец-то нагрузку на Кронгауза как на совместителя, что-то там не заладилось у них на кафедре. Может лаборантка-дурында попалась, а может запутались в бумагах. У нас на факультете тоже вон есть один гениальный завкафедрой, который начал распределять нагрузку в прошлую пятницу, когда крайний срок сдачи проектов штатного раписания на следующий год был 15 апреля.

Однако то, с какой готовностью СМИ подхватили эту "новость", даже не попытавшись разобраться в чем, собственно, дело, в очередной раз убеждает меня в моём уверенном мнении о российской журналистике.

UPD: Поскольку готовил эту запись в ночи, то не понял, что для незнакомых с внутреннней вузовской кухней она выглядит по-другому. Итак, тот факт, что М.А. Кронгауз получил уведомление об увольнении, вовсе не означает, что его выгоняют из университета. Если сейчас они на кафедре бумаги подготовить не успеют и по конкурсу он не пройдет, то его просто оформят заново с 1 сентября, а не с 1 июля.

Выборы РАН 2016

Списки избранных 26 и 27 октября и утвержденных 28 октября членкоров и академиков РАН стали открыто доступны,

Collapse )

Особенно хочется поздравить тех, кого я знаю лично. Прежде всего моего давнего друга и старшего товарища Дмитрия Бондаренко, а также Фёдора Успенского и Бориса Вандановича Базарова.

Зарплата в какао

Раз уж зашла речь про какао-деньги, то продолжим тему.

У Росса Хассига в статье про мексиканских носильщиков-тламеме (1986) собраны данные о плате, которую они получали за свою работу, судя по источникам 1532-1543 гг. (напомню, что носильщики были низкооплачиваемой категорией населения). В среднем она составляла от 60 до 100 бобов в день.

Переход Чолула - Тепеака 100 бобов.
Переход Чолула - Мехико 200 бобов
Переход Вилья-Альта - Оахака 600 бобов
Переход Теуакан - Тультитлан 160 бобов
Двухдневный переход Теуакан - Текамачалько 160 бобов
Однодневнй переход Теуакан - Кускатлан 60 бобов

UPD1: Тариф 100 бобов в день для носильщика встречается также во втором томе "Epistolario de Nueva España" (в чьем-то письме).

UPD2: Работник на плантации агавы получал 40 какао-бобов в день

Министр-бессребреник

Министр Дмитрий Ливанов в очередной раз показал всему научно-педагогическому сообществу, что и дальше будет решительно бороться с незаслуженными привилегиями. Он поддержал инициативу Минтруда об отмене доплаты за степени научным работникам.

Но это не самое главное. Самое главное, что, как сказал наш дорогой товарищ министра, "для молодого человека, который приходит в науку и который выбирает научную деятельность в качестве своей будущей работы, вопрос об оплате труда важен, но не является основным и ключевым. Самое важное — это интерес, самое важное себя реализовать. Я знаю это просто по себе".

Ну что бы мы делали без нашего бессребренника!